logo batyrПроизводственная
Компания «Батыр»

Челябинская область
город Златоуст
ул. Б. Ручьева, дом 9, к. 3
Тел: +7 (3513) 67-85-48
info@batyrcompany.ru

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10

Образцы изделий

Сувенирные ножи Разделочные и туристические ножи
kj1 k1
dl1 st1
p1 sv1
no2 Украшения

Авторизация



Главная Справка Полезные советы Наследование холодного оружия

Наследование холодного оружия

nasledovanieНа основе анализа норм закона, регламентирующих порядок наследования холодного оружия, обозначаются пробелы в правовом регулировании его перехода в порядке наследственного правопреемства, а также выдвигаются предложения, направленные на их восполнение и совершенствование правового режима оружия в целом.

Характерной особенностью гражданского права, обусловленной его принципами и методом регулирования общественных отношений, является способность выступать мощным интегративным фактором для правовой системы в целом. Конкретным проявлением такой способности, отмечаемой в литературе, выступает возможность применения материала, полученного при разработке цивилистических проблем узкоспециального порядка, для формулирования выводов, имеющих более общее, а подчас и межотраслевое значение.

Не является исключением в данном случае и такой раздел указанной отрасли, как наследственное право. Анализ вопросов наследования специфических объектов, которые традиционно принято разрабатывать в рамках публично-правовых отраслей, выявляет существование серьезных пробелов в правовом режиме таких объектов.

В качестве весьма характерной и наглядной иллюстрации заявленному утверждению, представляющей несомненный исследовательский интерес, может быть рассмотрен вопрос наследования холодного оружия. В терминологии действующего законодательства — ст. 1 Федерального закона от 13 декабря 1996 г. N 150-ФЗ«Об оружии» (в ред. от 28 декабря 2010 г. (далее — Федеральный закон «Об оружии»)) холодным оружием признаются «устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели с помощью мускульной силы человека при непосредственном контакте с объектом поражения».

Порядок наследования холодного оружия в целом регламентируется в рамках общих правил, устанавливаемых для наследования любых иных видов оружия, допускаемых законом. Новеллой действующего гражданского законодательства явилось включение в третью часть Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ) специальной нормы, посвященной наследованию вещей, ограниченно оборотоспособных (ст. 1180 ГК РФ), и прежде всего оружия. Наиболее значимым моментом здесь является то, что принадлежавшее наследодателю оружие (в том числе и холодное) входит в состав наследства и наследуется в общем порядке. Соответственно отсутствие на момент открытия наследства, а равно и на момент его принятия наследником, специального разрешения (лицензии) у принимающего оружие наследника, как отмечает А.А. Серебрякова, не является основанием для отказа в выдаче свидетельства о праве на наследство. В то же время рассматриваемая норма носит общий характер, о чем свидетельствует наличие в анализируемой статье п. 2, предусматривающего необходимость соблюдения порядка, установленного законом для соответствующего имущества, при осуществлении мер по охране входящих в состав наследства ограниченно оборотоспособных вещей. В отношении оружия такой порядок определяется ст. 20 Федерального закона «Об оружии». Часть 4 данной нормы устанавливает, что до момента решения вопросов, связанных с наследованием холодного оружия (определение круга наследников и распределение между ними наследственной массы, получение наследниками лицензий на соответствующий вид оружия при их отсутствии), оно незамедлительно изымается для ответственного хранения органами внутренних дел, его зарегистрировавшими. Уведомление органов внутренних дел о наличии оружия в составе наследственного имущества обязан осуществить нотариус, для которого согласно п. 3 ст. 1172 ГК РФ такое уведомление является мерой по охране входящих в состав наследства ограниченно оборотоспособных вещей до получения наследником специального разрешения на них. Более того, п. 26 Методических рекомендаций по совершению отдельных нотариальных действий, утвержденных Приказом Минюста РФ от 15 марта 2000 г. N 91, обязывает нотариуса, осуществляющего меры по охране наследственного имущества, передать выявленное в процессе осуществления таких мер оружие органам внутренних дел по отдельной описи, в случае невозможности передачи — уведомить об этом органы внутренних дел.

Рассмотренной особенностью обусловлен весьма любопытный момент. Современная доктрина исходит из того, что при производном приобретении права вещь должна постоянно иметь собственника, не допуская сколь угодно малого момента времени, в течение которого вещь уже выбыла из собственности одного лица, но еще не поступила в собственность другого. Для реализации данного принципа в наследственных отношениях вводится юридическая фикция, в силу которой право собственности возникает с момента открытия наследства, а не с момента его фактического принятия или регистрации права собственности (п. 4 ст. 1152 ГК РФ). Таким образом, при наследовании холодного оружия возникает ситуация, при которой собственник на законном основании лишается возможности в течение определенного времени владеть и пользоваться принадлежащим ему имуществом. В этой связи заслуживает внимания еще одно существенное обстоятельство. Если на момент открытия наследства у наследника отсутствует лицензия на владение соответствующим видом холодного оружия, возникает ситуация, когда в собственности гражданина оказывается имущество, которое не может ему принадлежать, в действие вступают правила ст. 238 ГК РФ. Пункт 1 данной статьи устанавливает годичный срок, в течение которого собственнику необходимо либо легализовать оказавшееся у него ограниченно оборотоспособное имущество, либо добровольно произвести его отчуждение. Такой срок исчисляется с момента возникновения у лица права собственности (исходя из правила п. 4 ст. 1152 ГК РФ — с момента смерти наследодателя), является пресекательным и продлению не подлежит. Пункт 1 той же статьи устанавливает шестимесячный срок для принятия наследства, исчисляемый также с даты его открытия. До истечения такого срока наследник лишен возможности полноценно осуществлять свои права в отношении наследственного имущества по причинам неопределенности круга наследников и отсутствия ясности в вопросе, какое конкретно имущество отойдет каждому из лиц, принявших наследство. Такое положение дел, безусловно, может оказаться стесняющим для полноценного оформления своих прав на наследственное имущество либо его отчуждения. В то же время наличие указанного срока не препятствует наследнику совершать определенные подготовительные действия. В частности, ими могут быть сбор документов, необходимых для получения лицензии, и предоставление их на рассмотрение компетентного органа. В случае отсутствия у наследника интереса к сохранению за собой холодного оружия наследник вправе осуществлять приискание потенциального приобретателя, а также фиксировать достигнутые договоренности относительно будущей сделки, в том числе путем заключения предварительного договора (ст. 429 ГК РФ). Отсутствие лицензии у наследника в данном случае не может являться препятствием для отчуждения им холодного оружия после получения свидетельства о праве на наследство.

В ст. 1180 ГК РФ предусмотрено, что право на ограниченно оборотоспособное имущество прекращается при отказе в выдаче наследнику соответствующего разрешения (в рассматриваемой ситуации — лицензии на приобретение соответствующего оружия). Поскольку подобный отказ представляет собой действие, не зависящее от воли наследника, его последствием выступает принудительное отчуждение принадлежащего данному лицу оружия в порядке, предусмотренном п. 2 ст. 238 ГК РФ. В такой ситуации суд, по заявлению государственного органа, принимает одно из следующих решений:

— о принудительной продаже оружия, с передачей вырученной от такой продажи суммы бывшему собственнику;

— о передаче оружия (в случае, если оно имеет культурную ценность) в государственную или муниципальную собственность с возмещением бывшему собственнику стоимости оружия, определенной судом.

В обоих случаях из причитающихся собственнику сумм вычитаются затраты на отчуждение оружия.
В свете изложенного ранее логично предположить, что заявителем в рассматриваемой ситуации должны выступать органы внутренних дел. Однако ни Федеральный закон «Об оружии», ни принятые в его развитие подзаконные акты — Постановление Правительства РФ от 21 июля 1998 г. N 814 «О мерах по регулированию оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории Российской Федерации» (в ред. от 4 марта 2010 г. (далее — Постановление N 814)) и Приказ МВД РФ от 12 апреля 1999 г. N 288 «О мерах по реализации Постановления Правительства Российской Федерации от 21 июля 1998 года N 814» (в ред. от 16 мая 2009 г. (далее — Приказ N 288)) — не возлагают на органы внутренних дел такой обязанности, ограничиваясь самыми общими фразами на этот счет. Вообще анализ указанных нормативных актов позволяет сделать вывод, что в регламентации вопросов наследования оружия они крайне лаконичны и весьма слабо коррелируют с имеющимися на этот счет нормами гражданского законодательства. Такое положение дел следует рассматривать как серьезный недостаток уже потому, что Приказ N 288, по сути, является алгоритмом действий для сотрудников органов внутренних дел при осуществлении контроля за оборотом оружия. Соответственно отсутствие в нем упоминаний о существующих гражданско-правовых механизмах чревато их игнорированием в практической деятельности и как следствие — нарушением прав и законных интересов собственников оружия.

Обозначенный недостаток не является единственным и, что более важно, далеко не самым существенным. Такое положение дел имеет самое непосредственное отношение к правовому режиму именно холодного оружия, в том числе и к вопросам его наследования. Дело в том, что Федеральный закон «Об оружии» имеет концептуальный пробел в вопросе классификации оружия в зависимости от целей его использования, основных параметров и характеристик. В соответствии с указанными критериями ст. 2 Федерального закона «Об оружии» подразделяет оружие на гражданское, служебное и боевое ручное стрелковое и холодное. При этом холодное оружие может быть либо боевым, либо гражданским. В последнем случае выделяются такие категории, как охотничье, спортивное и предназначенное для ношения с казачьей формой и национальными костюмами народов Российской Федерации. Кроме того, ст. 20.1 Федерального закона «Об оружии» выделяет такую категорию, как наградное оружие, легализуя тем самым исторически сложившуюся традицию награждения оружием. Во всех перечисленных случаях речь идет исключительно о клинковом оружии.
В силу ст. 20 Федерального закона «Об оружии» граждане могут наследовать только гражданское оружие. Хотя ст. 20.1 рассматриваемого Закона не содержит прямого запрета на наследование боевого холодного оружия, едва ли можно согласиться с категоричным утверждением А.А. Серебряковой, что такое оружие может быть унаследовано. В данном случае остается неясным, какую лицензию должен получить наследник для получения унаследованного оружия во владение и пользование. Соответственно вызывает сомнение возможность реализации наследником лица, обладавшего наградным боевым холодным оружием, своего права унаследовать такое оружие.

Еще более запутывает проблему наследования холодного оружия следующее обстоятельство. Поскольку Федеральный закон «Об оружии», как следует из его преамбулы, регламентирует «правоотношения, возникающие при обороте гражданского, служебного, а также боевого ручного стрелкового и холодного оружия на территории Российской Федерации», большая часть холодного оружия остается за рамками его правового регулирования. Прежде всего речь идет о холодном оружии сосредоточенной массы, которое по способу действия является ударно-раздробляющим. Статья 6 Федерального закона «Об оружии» содержит прямой запрет на оборот данного оружия в качестве гражданского. Однако, исходя из буквального смысла ст. 5 того же Закона, его нельзя отнести и к боевому, поскольку таковым признается исключительно оружие, принятое на вооружение (выделено мной. — А.П.) государственных военизированных организаций. Аналогичная ситуация наблюдается и в отношении значительного количества средне- и длинноклинковых видов холодного оружия, которые п. 3.14 ГОСТ Р 51215-98 «Оружие холодное. Термины и определения» (далее — ГОСТ «Оружие холодное») относит к военному, т.е. состоящему или состоявшему (выделено мной. — А.П.) на вооружении государственных военизированных организаций, воинов и воинских формирований прошлого. Здесь мы наблюдаем ситуацию, когда реалии современной жизни вступают в прямое противоречие с требованиями Закона. Дело в том, что в последние годы наблюдается лавинообразный всплеск интереса к коллекционированию холодного оружия, и прежде всего тех его экземпляров, которые в соответствии с пунктами 3.24, 3.25 ГОСТ «Оружие холодное» рассматриваются как антикварное (т.е. изготовленное более 50 лет назад) и историческое (изготовленное ранее 1891 г.) оружие. Однако данные категории включают в себя военное оружие сосредоточенной массы, а также длинно- и среднеклинковое оружие, т.е. именно те виды холодного оружия, которые находятся за пределами внимания законодателя.

Коллекцию холодного оружия можно рассматривать в качестве классического примера сложной вещи (ст. 134 ГК РФ). Помимо того, что стоимость такой коллекции практически всегда будет превышать суммарную стоимость отдельных ее экземпляров, в случае тематической направленности коллекции она будет обладать свойствами, отсутствующими у составляющих ее элементов, к примеру научной, технической, культурной, исторической либо познавательной ценностью. Излишне говорить и о том, что и отдельные экземпляры подобных коллекций сами по себе обладают значительной материальной и нематериальной ценностью.
Отсутствие надлежащего нормативного регулирования для собирателей подобных коллекций чревато различными негативными последствиями — от изъятия в порядке п. 1 ст. 27 Федерального закона «Об оружии» до уголовного преследования (подобные дела вызывали в свое время широкий общественный резонанс). В качестве частичного восполнения указанного пробела предлагается использовать аналогию закона, в частности нормы российского законодательства, посвященные обороту культурных ценностей. Однако если подобный подход, при всей его спорности, еще может быть применен к вопросам владения подобным оружием, то рассмотренный выше порядок наследования оружия исключает такую возможность, что, в свою очередь, чревато для наследника риском утраты весьма дорогого имущества.

Приведенный пример — наиболее наглядный в ряду сходных с ним положений в обоснование тезиса об избыточности существующих запретов на оборот холодного оружия. Следует признать, что в современных условиях холодное оружие не имеет кардинальных преимуществ в поражающем действии по сравнению с конструктивно сходными с ним предметами хозяйственно-бытового назначения. Более того, в настоящее время не только антикварное и историческое, но и боевое длинноклинковое холодное оружие ввиду крайне малой вероятности использования по прямому назначению воспринимается как церемониальные атрибуты, предметы собирательства, объекты инвестирования. Последовательно отстаивая точку зрения о возможности и целесообразности допуска указанных образцов в ограниченный имущественный оборот, полагаем, что необходимой предпосылкой такого допуска должна стать корректировка ряда положений Федерального закона «Об оружии» (прежде всего, используемой им базовой классификации), с целью приведения ее в соответствие с реально существующим положением дел. Достоинством подобного подхода является то, что используемые при его реализации методические приемы, а также вырабатываемые конструкции применимы и в отношении совершенствования правового режима оружия в целом.

Обобщение изложенного выше дает основание утверждать, что исследование такого частного вопроса, как наследование холодного оружия, позволяет не только выявить существенные пробелы в вопросах правового режима оружия в целом, но и наметить пути и методы их восполнения.

Автор статьи: А.Н. Посадков

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru